Главная О газете Наш прайс-лист Наши партнеры Частные объявления







Главная / Категории / Земляки / Я стреляю один раз!

Я стреляю один раз!

Многими военными специальностями овладели наши молодые, необстрелянные ребята во время Великой Отечественной войны: они становились танкистами, лётчиками, радистами, разведчиками, артиллеристами… 
Сегодня наш рассказ пойдёт о снайпере Михаиле Ивановиче Гришине.  Он живёт в посёлке Первомайский.
 Как дорогую реликвию, хранит он снайперскую книжку. Небольшая, размером с паспорт, из плотной пожелтевшей бумаги. Эта книжка была и документом, в котором указывались данные бойца и его личный счёт,  и инструкцией, дающей ответы на все вопросы, касающиеся снайперского искусства.
Бережно переворачиваю страницы, читаю: «Памятка снайперу» и дальше:  «Умело  выбирай и оборудуй огневые позиции, хорошо маскируйся,  зорко наблюдай, стреляй метко». Есть в этой книжке таблица углов прицеливания, стрельб по парашютистам противника, по движущимся наземным целям… 
Нашёлся в архиве и наградной лист, свидетельствующий  о представлении Михаила Ивановича к ордену Славы третьей степени. В графе «Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг» говорится: «Красноармеец Гришин - молодой, энергичный снайпер, в своей снайперской работе старается быть таким  же, как опытные снайперы, учится у них мастерству стрельбы. Выходя за передний край обороны, он хорошо замаскирует свою огневую позицию, зорко наблюдает за противником, ожидает его появление и меткими выстрелами уничтожает. За период с 18 по 25 декабря 1944 года в районе юго-западнее м. Приакуле  Латвийской ССР уничтожил пять солдат противника. Всего на своём счету имеет 11 уничтоженных солдат противника. Ходатайствую о награждении его орденом Славы III степени. Подполковник Гадецкий».
И дальше от руки: «Наградить орденом Славы III степени». Генерал-майор  Юхимчук.
Несмотря на преклонный возраст, у него прекрасная память. Об отдельных эпизодах он вспоминает с такой живостью, будто случилось это с ним совсем недавно.
- В армию меня призвали в октябре 1943-го, тогда как раз брали ребят  1926 года рождения. Провожала на фронт меня одна мама. Глянул на неё, как она плачет, а вместе с ней и остальные провожающие, и говорю: «Мать, не плачь, лучше перекрести меня, - и пошёл, оглянулся и добавил, - я вернусь».
Меня направили в снайперское училище, расположенное в чувашском городе Канаш. Потом перебросили в Верхний Волочёк. Учили нас хорошо. Баллистику знали на зубок. Бывало, ночью командир взвода разбудит и спрашивает: «Гришин, ответь мне: расстояние до врага  600 метров, он бежит слева направо, ветер справа налево, твои  расчёты?»
Сразу в голове всё просчитываю, отвечаю без запинки, а иначе нельзя. Все правила, расчёты, что записаны в моей снайперской книжке, я знал наизусть.
По окончании училища нас собрали, построили: «Ребята, раздевайтесь полностью, только оставьте обмотки».  Выдали нам новое обмундирование,  котелок, флягу. И поехали… Вышли на полустанке, построились в два ряда. Майор проходит по ряду: «Ты, ты, ты… - выходи!».
- Вы у меня будете автоматчиками. Ваша задача: догнать  и расстрелять.
Я поднял руку:
- Товарищ майор, я не автоматчик, а снайпер.
- Тебя как звать?
- Михаил.
- Миша, будешь у меня автоматчиком.
Что делать - война есть война. Стал я автоматчиком. Воевал на Прибалтийском фронте, форсировал Западную Двину, ходил в атаку с автоматом.  Видел, как горят танки. Немецкий «тигр» подбил две наши машины, раздалась команда «Ложись!».  Лёг  около гусеницы, думаю: «Сейчас механик дёрнет за фракцион и задавит нас».
Заболел воспалением лёгких и  попал в госпиталь. Нашу 26-ю мотострелковую бригаду срочно перебросили в Румынию. И меня направили в пехоту. Пришёл в роту, доложил, а капитан говорит:
- Ты будешь пулемётчиком.
- Можете отправить меня в  штрафную роту, но пулемётчиком не буду – я снайпер, дайте мне снайперскую винтовку, я вам больше пользы принесу.
Отправили к начальнику штаба. Он проэкзаменовал меня по баллистике – на все вопросы я ответил. Спросил, где учился, откуда родом. 
- Из Ясной Поляны.
- А в музей ходил?
- Ходил.
Вызвал он снайпера, у которого на счету было 60 убитых немцев. Дал он мне свою винтовку, чтобы проверить, как стреляю. Я показал ему на шишку, висящую  на дереве метрах в ста с лишним. Выстрелил - шишки нет. Он к подполковнику: «Малец стреляет исключительно».
 Наконец-то, я стал снайпером. Подполковник всегда звал меня по имени. Дня через два-три вызывает: «Миша, в таком-то батальоне один немец всем надоел: выливает воду из землянки в открытую и никого не боится».  Посмотрел я в прицел: расстояние 700 метров, немец  рыжий, холёный, вычерпывает воду на виду у наших. Взял я лист бумаги, определил направление ветра, сделал поправку на ветер.  Бил в сердце. «Готов, я бью один раз»,  -  сказал.   Подполковнику уже доложили, как молодой парень  здорово стреляет.
Он всегда мне напоминал, чтобы я соблюдал технику безопасности.  У немцев за нашими снайперами была охота. После каждого снайперского выстрела фашисты пускали в ход артиллерию.
Под Рождество подполковник мне говорит: «Миша, у них завтра Рождество.  На нейтральной полосе есть разбитый кирпичный сарай. До него надо ползти по-пластунски метров 400. Доползёшь, заляжешь вечером, и на всю ночь. Метрах в пятистах от сарая - здание,  где расположились немцы,  надо им устроить праздник». 
Приползли с бойцом, обложились камешками для маскировки  и залегли на всю ночь. Главные качества снайпера – терпение, выдержка, умение долго лежать без движения. Смотрим: выходит один,  в одной рубашке, брюки на помочах, пузатый. Друг толкает: «Мишка, бей!». Я сразу в сердце – готов. Через некоторое время приходит за ним другой. Поднимает за плечи труп, чтобы утащить.  Друг снова: «Мишка, бей!». Лёг и второй. Выходит третий с термосом. Этого с первого раза не взял. Уложил вторым выстрелом в голову.
Лежим, ждём, что дальше будет. Ближе к вечеру слышим звук мотора -  незаметно от дома отошла самоходка «Фердинанд».  Лежим – бежать некуда. По ошибке они обстреляли другое строение, подумав, что мы работали оттуда. Мы дождались ночи, поползли обратно. Ребята из окопов всё видели, радуются. Пришли, доложили подполковнику. «А я уже всё знаю, молодцы!». Другой раз вызывает он меня: «Миша, сегодня батальон будет брать одну высотку. Там обнаружили пулемётную точку, её надо уничтожить. Справа по ходу есть разбитый дом. Залезьте на дом и посмотрите: как пулемёт заработает, сразу убирайте».
Залезли на дом, смотрим. Пошла пехота, пулемёт заработал. Я сначала простой пулей стрельнул, потом бронебойной зажигательной, друг мой - такой же стреляет. Смотрим, что-то закоптилось, дым пошёл… Точку погасили. Спустились в подвал дома, сидим, ждём, когда артиллерия по нам палить будет. Прилетело на крышу три снаряда, на месте дома – развалины.  Комбат той части, которая взяла высотку, кричит: «Где же наши снайперы?».  Мы вышли: «Молодцы, ребята!».  Подполковнику доложили, что я бил бронебойно – зажигательной пулей. Он мне: «Миша, ты опять не соблюдаешь технику безопасности, врагу видно, откуда ты стреляешь - будь осторожен». 
…В пятистах метрах от нас в окопе ходили немцы, никого не боясь. Наденут каску на палку и бравируют. Пришёл, смотрю: первый идёт и каску на палке держит, я сразу это понял и стрелять не стал. Второй пошёл, посмотрел нахально в нашу сторону и рукой помахал. Я выстрелил в него бронебойно-зажигательной -  полголовы снёс вместе с каской. Снова «влетело» от подполковника.
Несколько раз «снимал» часовых, чтобы разведчики могли беспрепятственно взять «языка», были и другие задания -  на счету у меня 22 убитых немца. Страха не было, кроме тех моментов, когда приходилось терять друзей.  Читали фронтовые газеты, в которых рассказывали  о бесчинствах фашистов, и такая злоба закипала – какой там страх. В Прибалтике доводилось освобождать наших пленных, которых немцы продавали латышам, как рабов.  После освобождения бывшие пленные  принимали присягу и шли воевать. 
Победу встретил в Восточной Пруссии.  Первыми о ней  узнали разведчики, начали в воздух стрелять: «Ребята, победа!». Плачут, обнимаются, целуются.
Домой вернулся в 1950 году.  Сначала нас отправили в Японию. Пока доехали до Урала, в Японии к тому времени делать было уже нечего, и нас оставили на Урале, в Кунгуре, где я и дослуживал. Был сапером, пристреливал винтовки и карабины.  В Кунгуре познакомился со своей будущей женой, Прасковьей Ивановной, она работала медсестрой в госпитале. Воспитали двух сыновей, у нас две внучки и  четыре правнука.
Награждён орденом Славы третьей  степени, орденом Отечественной войны. За мирный, послевоенный труд получил орден Знак Почёта и медаль «За трудовую доблесть».
После войны работал механиком на  ремонтно-технической  станции, водителем на компрессорной станции. Окончил вечернее отделение Тульского политехнического института,  работал в автоколонне № 1451 начальником гаража. Оттуда и на пенсию ушёл.
Сыновья живут в других городах, в день Победы навещают нас с женой.  До юбилейной даты – 70-летия Победы - остался один год. Надеемся дожить и встретить этот праздник.
Подготовила
Наталья БУЛАТОВА

admin
27.05.2014
Записей нет

Добавить комментарий
Ваше имя

Текст комментария

Получите код
Код подтверждения
Добавить

Поиск по сайту









Самые свежие новости города Щекино и Щекинского района читайте в нашей газете "Щекинский вестник" и на нашем сайте vestnikschekino.ru

© 2011-2013 Газета "Щекинский вестник" г. Щекино Тульской области