Главная О газете Наш прайс-лист Наши партнеры Частные объявления







Главная / Категории / Земляки / «Не терплю равнодушия!»

«Не терплю равнодушия!»

Мария Никитична Лепёшина родилась в 1928 году в деревне Ломовка недалеко от Лазарево. С ранних лет боевая девчонка не привыкла плестись в хвосте. Если работать на колхозном поле – так наравне со взрослыми, если петь – так звонче всех. И в учёбе была среди лучших, к тому же - мастер спорта по лёгкой атлетике, секретарь комсомольской организации, член бюро райкома комсомола... Да и просто красавица. Такая девушка нигде не потеряется.
Ничего удивительного, что в первый послевоенный год Марию, только-только окончившую Тульскую фельдшерско-акушерскую школу, направили работать санинспектором в Лазаревский район.
– Транспорта не хватало, –  вспоминает Мария Никитична. – В райкоме и райисполкоме были машины,  у нас в райздраве, военкомате, милиции – только лошади. Спасибо соседу – одалживал велосипед. А чаще всего приходилось пешком за восемнадцать-двадцать километров ходить, ночевали в медпунктах, потому что обратно возвращаться было уже ни к чему – завтра опять в путь.
В обязанности восемнадцатилетнего инспектора входила проверка санитарного состояния пищевых и коммунальных объектов. Поручали ремонт, организацию работы вновь открывающихся медпунктов. А премия  – акушерская сумка.
– Транспорт – ещё полбеды, не хватало грамотных специалистов, –  продолжает моя собеседница. – Вызывают в райком и направляют врачом в Царёвскую больницу. Двадцать коек, со мной только акушерка, такая же девчонка неопытная. Во время войны какая была практика? Одна хирургия в госпитале. А тут – заведующая больницей! Кроме медицинской науки надо было и бухгалтерию принимать, потому что бухгалтера тоже не было – показали раз, как надо документы заполнять, и начала я работать. Телефон за четыре километра, а сколько вызовов!
Однажды акушерка прибегает:
–  Идём, срочные роды! Не знаю, что делать!
–  Ну, пойдём, – отвечаю, – вместе не будем знать.
К счастью, всё прошло благополучно, родился здоровый мальчик.
В конце сороковых в Лазаревском Доме культуры заведующей работала жена первого секретаря райкома партии. Мария помогала ей с отчётами, планами и, конечно, участвовала в самодеятельности. Однажды девушка услышала просьбу:
– Приди, помоги разобраться с документами, комиссия должна приехать.
Пришла, тут заходит офицер, поздоровался и, взглянув на красавицу-Машу, онемел.
Заведующая улыбается:
– Проходи, Иван.
А он ни с места.
Оказывается, встреча была подстроена той самой заведующей. А Иван – её деверь. Приехал в отпуск из Германии, где дослуживал в армии, на несколько дней. Познакомились, вечером пошли на концерт, где Марии предстояло играть в сцене с романтичным сюжетом. А когда возвращались, новый знакомый заявил:
– Я чуть сапог на сцену не забросил, когда твой партнёр тебя поцеловать хотел.
– Мне бы тогда обратить внимание на эти слова, – вздыхает Мария Никитична.
Неделю встречались Иван да Марья. Молодой человек предложил расписаться до его отъезда. Замуж девушка совсем не собиралась, да и просватана была за лётчика морской авиации. Но, была-не была. Согласилась. Взяла паспорт, матери ничего не сказала, и при содействии брата Ивана, первого секретаря райкома, пару расписали, так сказать, вне очереди. Расписались и разошлись по домам.
По возвращении Ивана из Германии молодая семья уехала в белорусский город Гродно. Муж настаивал, чтобы Мария сидела дома, но не таков её характер. Устроилась сначала в областной туберкулёзный диспансер, потом в инфекционное отделение госпиталя главной медсестрой, затем в санэпидстанцию. Чаще всего приходилось менять работу из-за злополучной ревности супруга.
После демобилизации мужа, семья приехала на его родину в Белёв. Месяца два миновало. Теперь уже Марии пришла повестка из военкомата с назначением в   войска МВД. Стала она фельдшером в санчасти белёвской тюрьмы.
– Страха перед заключёнными не было. Они, видно, чувствовали это и относились ко мне с уважением.
Потом перевелась в Алексинскую детскую колонию начальником медсанчасти. Позже трудилась в областном управлении МВД.
С мужем к этому времени Мария Никитична развелась, жила в Щёкино. В районную санэпидстанцию сначала не пошла, узнав, что там санитарным фельдшером работает Иван – не хотела с ним  встречаться. Устроилась на  шахту № 20 заведующей медпунктом.
Здесь нашей героине судьбой было предначертано встретить свою первую любовь. Когда-то она, ещё в Лазарево, учила молодого лётчика танцам. Дружили три года, но так и не поженились. Спустя годы Мария узнала, что браку противилась мать Владимира.
– В кабинете осматриваю пациентку. Телефонный звонок. Голос из прошлого: «Можно зайду к тебе?» – чуть трубка из рук не выпала. Поскорее окончила приём, жду. Вижу, под окном прошёл, а в кабинет не заходит. Минута часом показалась. Открылась дверь. «Что так долго не входил?», – спрашиваю. Оказалось, тоже волновался.
Теперь зрелым людям, у каждого из которых был опыт неудачной супружеской жизни, ничто не мешало быть вместе.
Счастливая семейная жизнь способствовала и постоянству в работе. Тридцать восемь лет Мария Никитична трудилась в санэпидемстанции в коммунальном отделе. Была она и редактором газеты, которую выпускало учреждение, сотрудничала с обществом «Знание». Выполняла всё порученное добросовестно, того же требовала от подчинённых. Врагов не нажила. До сих пор люди на улице узнают, здороваются.
Спустя годы  бывший муж Иван напомнил о себе: тяжело заболел. Мария Никитична устроила его в больницу, потом оформила в дом престарелых, каждую неделю навещала. Всё-таки он был отцом её сына. Однажды услышала от Ивана слова, которых раньше бывший муж никогда не говорил:
– Не мог тебя дождаться, всю ночь думал. Хочу сказать – я тебя очень люблю.
Вскоре Ивана не стало.
Их сын, мастер спорта по борьбе и самбо, получил образование и уехал с другом в Казахстан. Мать ничего не знает о его судьбе вот уже более двадцати лет.
Сейчас Мария Никитична живёт с младшей сестрой. Ушла на заслуженный отдых в 2000 году. Но глаз профессионала до сих пор отмечает нарушения санитарных норм…  или просто норм приличия. 
– Однажды сделала замечание продавцу, которая одним и тем же совком насыпала покупателям и муку, и сахар. В ответ - грубость. В другой раз в общественном транспорте попросила юношу уступить место пожилой женщине – снова нецензурная брань. Разве так можно? Сестра говорит, что не стоит во всё вмешиваться, а я не могу оставаться равнодушной к несправедливости вокруг.
Беседовала
Наталья РАЗЗОРЁНОВА


admin
26.06.2014
Записей нет

Добавить комментарий
Ваше имя

Текст комментария

Получите код
Код подтверждения
Добавить

Поиск по сайту









Самые свежие новости города Щекино и Щекинского района читайте в нашей газете "Щекинский вестник" и на нашем сайте vestnikschekino.ru

© 2011-2013 Газета "Щекинский вестник" г. Щекино Тульской области