Главная О газете Наш прайс-лист Наши партнеры Частные объявления







Главная / Категории / Районные будни / Ангел-Хранитель помог

Ангел-Хранитель помог

Трагедия белорусской Хатыни хорошо известна большинству жителей бывшего СССР. Но в годы Великой Отечественной войны эта жестокая участь выпала на долю жителей тысяч сёл и деревень и на территории нашей страны.

К сожалению, общей статистики по количеству сожжёных деревень всего Советского Союза, как и России, до сих пор не существует.
Согласно справкам из областных архивов, в Московской области уничтожены и сожжены 2280 сёл и деревень, в Орловской – 1843. По данным смоленских краеведов на их земле нацисты сожгли дотла 5 тысяч деревень, из них 300 – вместе с мирными жителями. В Тульской области полностью сожжены 625 деревень.
Сегодня мы расскажем о деревне Соломасово, расположенной на территории нынешнего Ломинцевского муниципального образования. О её судьбе в период оккупации Щёкинского района фашистами нам поведала Вера Шайдт, уроженка Соломасово, которая в течение нескольких лет беседуя со старожилами, по крупицам собирала сведения о том времени.
– Так жалею, что не начала свои расспросы раньше, – сетует Вера Дмитриевна. – Лишь в двухтысячных годах, когда осознала, что из старожилов моей родной деревни остались считаные единицы, поняла: необходимо как можно больше узнать о её истории, людях и записать всё услышанное для детей и внуков.
Будучи ещё девчонкой да и став старше, ходила знакомыми тропами мимо соседских домов и зелёных садов, любила смотреть в зеркало пруда и собирать грибы в лесу. Всё здесь было родное, каждый камешек на дороге и каждая кочка в поле известны. Но сотни и тысячи раз виденные развалины каких-то зданий на краю деревни никогда не вызывали желания спросить у старших, что это такое.
Оказалось, эти развалины – раны, оставленные на теле деревни войной.
В ноябре 1941 года немцы вошли в Соломасово. Заняли дома жителей, устроили штаб. В доме моего дедушки Александра Дмитриевича Куприкова разместились офицеры. Он сам, его сыновья, Николай и Василий, были тогда на фронте. Дома оставались жена Агафья Лукьяновна и трое младших детей, Виктор, Мария (моя мама) и Валентин. Они ютились на кухне возле печки.
Через деревню лежит дорога на Тулу, видимо, она была удобным для фашистов пунктом. Через неё они перебрасывали свои войска к Москве, через неё же этапировали советских пленных. Моей тёте Лидии Ивановне в то время было десять лет, но она помнит, как шли мужчины, и военные, и гражданские, измученные и раненные, их поместили в конюшни на окраине села. Жители понемногу передавали им скудную еду. Большая часть солдат не пережила плена. Говорят, там же недалеко от конюшен их хоронили. Но на моей памяти никаких следов захоронений не было, и раскопок с тех времён не велось.
По словам Лидии Ивановны, зверств и показательных казней в Соломасово немцы не устраивали. Правда, пару раз бабушке Агафье всё-таки пришлось переживать за своих мальчишек.
Виктора, хорошо знавшего немецкий язык, фашисты грозились забрать с собой переводчиком. А Валентин с друзьями, по приказу оккупантов отогревая их танк, чуть не спалил машину. В обоих случаях матери удалось спрятать сыновей.
Всё было относительно спокойно, пока не началось контрнаступление Красной Армии. Декабрь 1941 года выдался морозным. Отступая, фашисты решили спалить деревню. Жителей предупредили, чтобы вышли из домов. Кричали женщинам: «Матка, фу-фу!», изображая руками пламя. Забрали себе практически все самые тёплые вещи, забили мелкий скот. Коров разрешили вывести на гумно. Лида стояла рядом с бурёнкой и видела, как в окна домов летят факелы и в темноте то тут, то там вспыхивают дома, амбары, хозяйственные постройки. Все были словно в оцепенении, никто не проронил ни слезинки.
Остаток ночи провели в подвалах. Наутро осмотрели пепелище. Уцелело всего четыре дома, в том числе прабабушки Аграфены. Всё время пока полыхал огонь, она стояла с иконой и молилась. Потом народ потянулся к сгоревшему колхозному амбару. Под обугленным, почерневшим пластом люди обнаружили немного почти нетронутого пламенем зерна. Но и порченым никто не брезговал – впереди была долгая зима.   
Мать Лиды Пелагея Никитична принесла домой кошёлку ещё горячего зерна и поставила в сараюшку без крыши. Лида увидела, как чудом уцелевшие куры облепили плетёную ёмкость, чтобы погреть бока, и вдруг вспыхнуло пламя. Огонь. Мечется и кричит птица… Девочка зажмурила глаза и замерла в ужасе. Когда она, наконец, очнулась, кругом стояла тишина, сквозь дыры в стенах проглядывал солнечный свет, а пол сарая был усеян гильзами. Оказалось, наши войска вели контрольный обстрел деревни, подозревая, что кто-то из немцев ещё остался здесь. С того памятного дня тётя Лида уверилась, что её оберегает Ангел Хранитель.
До самой весны деревня жила в подвалах. Однажды в один из них постучали. Вошли два немца с поднятыми руками и словами: «Гитлер капут». Их забрали наши солдаты. Потом в Соломасово говорили, что это антифашисты, решившие перейти на сторону Советского Союза.
С наступлением тепла начали отстраиваться. Моя мама Мария с братьями собирали в лесу ягоды, грибы. Возили их в Тулу на продажу, а вырученные деньги копили на ремонт. В дедушкином доме сгорела крыша, часть её восстанавливал колхоз, а другую после войны уже сам Александр Дмитриевич с сыном Василием, который демобилизовался в 1943 году по ранению. А старший Николай с фронта не вернулся...
Наталья РАЗЗОРЁНОВА

admin
18.11.2015
Записей нет

Добавить комментарий
Ваше имя

Текст комментария

Получите код
Код подтверждения
Добавить

Поиск по сайту









Самые свежие новости города Щекино и Щекинского района читайте в нашей газете "Щекинский вестник" и на нашем сайте vestnikschekino.ru

© 2011-2013 Газета "Щекинский вестник" г. Щекино Тульской области