Главная О газете Наш прайс-лист Наши партнеры Частные объявления







Главная / Категории / Нам пишут / Посеял Самсон бурю

Посеял Самсон бурю

С самого раннего детства благодаря сказкам, а в школьные годы - произведениям литературы сложился у нас такой стереотип мышления, что мачеха – это коварная женщина, желающая, во что бы то ни стало погубить доставшееся ей на воспитание неродное дитя. Хотя в жизни бывает и наоборот – родные матери бросают своих детей, а чужие женщины дарят им тепло, ласку, заботу и любовь.
Родившемуся в 1851 году в селе Тросна Крапивенского уезда Лариону Бодрову не повезло. В 1863 году, когда ему исполнилось 12 лет, умерла мама, а  отец, Самсон Никитич, вскоре женился вновь и переехал с сыном жить к жене в деревню Дёминка Крапивенского уезда. Новая жена Самсона оказалась для Лариона той самой злой мачехой. Невзлюбила она пасынка люто. Ругала его по поводу и без, унижала. Тяжело приходилось подростку жить в таких условиях. Единственный родной человек – отец, на которого он смотрел, как на своего заступника, под власть новой жены попал, стал безропотным, всем её капризам потакая. Перекуковала его ночная кукушка, да так, что из-за её громогласного кукования, он плач сына перестал слышать.
А Ларион, вопреки своенравному желанию мачехи сжить его со света, мужал и набирался сил, закалял характер, волю, рос хорошим, отзывчивым и трудолюбивым парнем.  Вот только с новоё роднёй взаимопонимания не находил. Неприязнь с каждым годом росла, а частые ссоры ни к чему хорошему привести не могли. В конце концов, это противостояние привело Бодровых в  суд.
В судебно-следственном фонде Государственного архива Тульской области  хранится следственное дело за № 3215 по обвинению Лариона Самсоновича Бодрова. Следствие вёл судебный следователь Спасский. Вот как он отразил показания участников этого дела. Цитирую с сохранением стилистики речи и орфографии:
«Протокол №1. 1899 года, мая 18 дня в канцелярию Крапивенского судебного следователя явился крестьянин деревни Дёминки, Ясенковской волости, Крапивенского уезда Самсон Никитин Бодров и предъявил жалобу на родного сына своего крестьянина Лариона Самсонова Бодрова в том, что он в прошлый четверг 13 мая придрался к младшему моему сыну Фаддею, и стал за ним гоняться с ножом в руках. Я же его стал уговаривать чтобы перестал буянить и затем он бранился матерными словами и кроме того дважды меня ударил за что и прошу судить его по закону...
Жалобу следователь Спасский принял к разбирательству. Уже 12 мая сельский староста д. Дёминка Алексей Белянчев вручил Бодровым повестки о необходимости прибыть 20 мая в канцелярию судебного следователя.
– Не изъявили ли вы желание о примирении с сыном? – спросил следователь.
– Нет, не согласный я. Прошу сына судить по закону, – ответил Самсон.
Поняв, что примирения между Бодровыми не произойдёт, следователь приступил к допросу Бодровых, с составлением протоколов. Самсон и Фаддей Бодровы по-прежнему обвиняли своего сына и брата в том, что он ругал-ся, дрался и по сей день «продолжает буйствовать» и «суда не боится».
23 июня 1899 года исполняющий обязанности судебного следователя Тульского окружного суда по Крапивенскому уезду Спасский допросил в качестве обвиняемого Лариона Бодрова 48 лет. Вот что рассказал крестьянин деревни Дёминка, русский, православный, неграмотный: «Женат, имею 7 детей, по занятию печник. Степень имущественного обеспечения: своя половина дома и ½ хозяйства всего. Под судом не был. Я не признаю себя виновным в том, что 13 мая сего года нанёс оскорбление отцу своему Самсону Никитину словами и действиями. Не бранился я на отца матерными словами и не прикасался к нему, а не то, чтобы дважды ударить его палкой. Нужно сказать, что отец мой из села Тросны пришёл жить в деревню Дёминку будучи вдовцом, и я был у него один сын. В Дёминке он женился на второй жене, к которой мы и вступили во двор назад тому 36 лет. Проживая в Дёминке, мы построили новый дом из двух половин. У отца пошли дети от второй жены из коих теперь остался один сын Фаддей, значит мой сводный брат. Назад тому 16 лет, мачеха моя и родная мать Фаддея, начала добиваться того, чтобы прогнать меня, но так как мы с отцом построили дом и с согласия отца поделили на две половины с братом, и стали жить порознь при одних сенях. Мачеха всё время не переставала буянить со мной, всё ей хочется прогнать меня с моей половины, всячески подбивает отца возвалить на меня всякую вину. Сын же её Фаддей вышел неудачный и порочный человек, судим два раза за кражи. 13 мая пошёл было я на работу в соседнюю деревню, приказав малоумному своему сыну подвести плетень, отделяющий наш сад от сада отца и Фаддея. Только я вышел из деревни слышу зашумели у дома моего и народ сбегается. Возвернувшись назад вижу глупому моему сыну, Фаддей пришиб голову палкой за то, что он, поднимая плетень, нечаянно обломил ветку на его яблони. Тут же появился сын мой с ушибленной головой. Отец в свою очередь тоже ударил моего сына, но его остановили сторонние люди. Я не прикасался к отцу. Тут же мачеха перебранилась с моей женой, и после всего этого подбила отца наговорить на меня. За сводным братом своим я не гонялся с палкой – это выдумки мачехи».
    Слушалось данное дело за № 3215 8 июля 1899 года судебной палатой уголовного департамента Тульского окружного суда. На распорядительном заседании, проходившем под председательством члена палаты Д.О. Ходановича в составе членов палаты И.П. Зорина и Н.Г. Регекантора при товарище прокурора (фамилия не указана. Авт.) и при секретаре В.Ф. Козленко, Палата определила: «прекратить обвинение  крестьянина Лариона Самсонова Бодрова по 1534 статье «Уложения о наказаниях» с отменою принятой против него меры – подписки о неотлучении из места жительства, и передать дело по обвинению Бодрова по 132 статье «Устава о наканиях» на рассмотрение местного волостного суда».
Вот такое решение принял Тульский окружной суд. Не согласились судьи  с обвинительной позицией следствия и прокурора и освободили Лариона от уголовной ответственности, направив его дело на рассмотрение мест-ного волостного суда. А это уже совершенно другой суд, он рассматривает менее тяжкие преступления, и выносит более мягкие решения.
Оговорил ли отец своего сына в совершении тяжкого преступления или и вправду Ларион избил его, просто суд не нашёл этому доказательств, мы теперь уже никогда не узнаем. Остаётся только радоваться за Лариона и сожалеть о старом и несчастном Самсоне. Посеял он в детской душе сына ветер, а под конец своей жизни получил бурю. Оградил бы он сына в своё время от злобной мачехи, не в следственных канцеляриях и судебных палатах, а в своём собственном доме в окружении любящих его детей и внуков встречал бы старость. Впрочем, тогда это была бы уже совершенно другая история.
За оскорбление отца словами и действиями «Уложение о наказаниях» 1845 года предусматривало лишение виновного всех имущественных прав и заключение в исправительные арестантские отделения на срок от 1 года до 1,5 лет.  А «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» 1864 года  гласил, что обиды на словах или на письме родственнику по прямой восходящей линии влекут арест на срок не свыше трёх месяцев.
Геннадий МАРКИН, краевед

admin
29.04.2015
Записей нет

Добавить комментарий
Ваше имя

Текст комментария

Получите код
Код подтверждения
Добавить

Поиск по сайту









Самые свежие новости города Щекино и Щекинского района читайте в нашей газете "Щекинский вестник" и на нашем сайте vestnikschekino.ru

© 2011-2013 Газета "Щекинский вестник" г. Щекино Тульской области