Главная О газете Наш прайс-лист Наши партнеры Частные объявления







Главная / Категории / Нам пишут / Анна и Аня

Анна и Аня

Даже предположить не могли жители лифляндского города Лемзаль (сегодня город Лимбажи в Латвии) супруги Тилль - Эдуард Эдуардович и Анна Карловна, что их пребывание в России закончится неприятностью: полицейским дознанием и судебным разбирательством. И хотя они по делу проходили не ответчиками и не обвиняемыми, тем не менее жизнь в российской глубинке навсегда оставила неприятный осадок в их умах, сердцах и душах.

А ведь вначале всё складывалось как нельзя лучше. Получившему прекрасное техническое образование Эдуарду Эдуардовичу предложили высокооплачиваемую работу в Тульской губернии на заводе «Товарищества Гилль». И они с Анной Карловной, долго не раздумывая, стали упаковывать дорожные саквояжи.
 На заводе Эдуарда Эдуардовича ждали, и когда он приехал, встретили его по-русски, что называется с распростёртыми объятиями. «Товарищество Гилль» уже давно нуждалось в квалифицированных инженерах, и прибывший Эдуард Тилль был назначен на должность исполняющего делами цехового. (В дореволюционной России на заводах и фабриках мастера, инженеры и инженеры-технологи назывались цеховыми – прим. авт.).
 Помог завод молодому специалисту и с бытом. Для семьи сняли одну из комнат в доме крестьянина деревни Новая Колпна Глеба Фёдоровича Дудина, причём аренду за проживание оплачивал завод.
Другую комнату в этом же доме занимала семья работавшего по найму на заводе кассиром крестьянина Московской губернии Ивана Андреевича Румянцева. Вскоре семьи сдружились и всё свободное от работы время проводили за чаепитием в комнате занимаемой Румянцевыми. За уютно попыхивающим самоваром шли долгие разговоры о заводских делах, житейских заботах, о радостях и печалях, о русской душевности и лифляндской практичности.
 А когда между мужчинами заходили разговоры о народе и власти, женщины уходили в комнату Тиллей, где рассказывали друг другу о своих родных местах, родителях и детях.
Анна Карловна Тилль своих детей не имела – муж пока не хотел обременять семью детьми, а потому она, мечтавшая о ребёнке, вскоре всей душой полюбила детей Румянцевых, особенно их старшую дочь десятилетнюю Аню.
«Здесь столько много народу, а Анны только мы с тобой, потому мы должны любить друг друга», - нередко говорила на ломаном русском языке Анна Карловна своей младшей тёзке, обучая её премудростям вышивания.
Десятилетняя Аня оказалась девочкой смышлёной, и вскоре из-под её рук стали появляться прекрасные вышитые узоры. «Теперь ты сможешь отделать вышивкой платье себе, сестрёнке и маме, а папе рубашку», - сказала однажды Анна Карловна Ане и подарила ей вязальные иглы.
Аня почитала Анну Карловну как учительницу, сдружилась с ней как со старшей подругой. И Анна Карловна полюбила свою десятилетнюю ученицу, и, когда случилась неприятная история, о которой речь пойдет ниже, в её душе, наверное, долго боролись два чувства: русская душевность, к которой она уже начала привыкать, и немецкая практичность, воспитанная с детства. Победили впитанный с молоком матери холодный практицизм и легендарная европейская законопослушность, столь нелюбимая в России.  Вот как описывал в полицейском протоколе произошедшее в крестьянском  доме в деревне Новая Колпна урядник Николай Иванович Сидоров.
 «1899 года сего 7 июня в 9 часу вечера проживающая в деревне Новая Колпна Ясенковской волости жена гражданина Лифляндской губернии города Лемзаль Анна Карловна   Тилль   выявила,   что   в 7 часу сего 7 июня пополудни она в своей квартире захватила живущую в одном с ней доме девочку Анну Иванову Румянцеву, покушавшуюся на совершение какой-либо кражи имущества или денег. Когда Анна Карловна Тилль, застав на месте девочку и желая факт этот засвидетельствовать кому либо из посторонних, держала её и стала кричать о случившемся, то Анна Румянцева сначала стала просить (госпожу Тилль) отпустить её.  А потом, когда Тилль, дожидаясь кого-либо посторонних, продолжала держать девочку, последняя попросила свою младшую сестру и брата дать ей нож, который тотчас был и подан. Ножом этим девочка Румянцева начала принимать решение нанести Тилль удар в живот, но Тилль в это время бросила Румянцеву и ушла к себе в комнату. При этом Тилль заявила, что хоть дверь названной комнаты, когда она застала девочку Румянцеву, была закрыта, но она прошла в комнату через арку в стенах, разделяющую комнаты занимаемые семейством Тилль и семейством Румянцева. Каковая арка заставлена двумя гардеробами, один из которых оказался отодвинут внутрь комнаты, отчего образовалось отверствие, давшее возможность пройти в их комнату из своей комнаты к Румянцевым. Затем, спустя некоторое время, когда семейные Румянцевой пришли в квартиру и сестра пойманной девочки пришла в комнату Тилль и отдала деньги, сказав: «Натя ваши деньги». Госпожа Тилль полагает, что деньги были украдены Анной Румянцевой из стола, которые лежали там (в каком числе Тилль неиз-вестно).  В принятии сих денег девочке отказано. Девочку эту зовут Антонина.
Опрошенная девочка Анна Иванова Румянцева, 10 лет, объяснила, что она вчера 7 июня перед вечером, в то время, когда во всём доме никого не было, стала доставать из гардероба свой платок, который она спрятала там давно, но в это время её схватила за руку Анна Карловна Тилль, сказав, что она за-ходила к ней в комнату, но в комнату она не заходила и ничего не брала. Вторая девочка Антонина Иванова Румянцева, 6 лет, объяснила, что в описанное выше время она видела, как её сестру Анну держала за руку живущая с ними в одном доме Анна Карловна, но больше объяснить ничего не может. Добавила, что деньги она отдавала за вязальные иглы. Отсутствовавший в квартире муж Анны Карловны – гражданин Лифляндской губернии Эдуард Эдуардович Тилль -  объяснил, что после описанного в сём протоколе события, прибыл в ту же квартиру отец подозреваемой Иван Андреев Румянцев и отправил своё семейство, в том числе и девочку Анну, на станцию Ясенки, сказал, чтобы семейство уезжало куда-то. Опрошенный крестьянин деревни Вьюховой Клинского уезда Московской губернии Иван Андреев Румянцев, живущий в деревне Новая Колпна на должности кассира от общества  Тульских  доменных  печей,  объяснил,  что  7 июня часа в 3 пополудни он ушёл из квартиры, а дети оставались во дворе. Что происходило в его отсутствии, он не знает, когда пришёл, то дочь увидел плачущую, а Анна Карловна заявила, что она, то есть Анна, его дочь, была поймана в комнате занимающей Тилль. Опрошенный крестьянин деревни Новой Колпны Глеб Фёдоров Дудин объяснил, что вскоре после 6 часов пополудни он проходил с завода Гилль, когда подходил к дому, занимаемым семейством Тилль, услышал неистовый крик, исходящий из дома. Крик этот был похож на крик дерущихся, и голоса выделялись. Один голос женщины, один девочки, но что там было он, Дудин, не знает, и больше подробно ничего объяснить не может. Настоящее дознание имею честь препроводить господину Земскому начальнику 3 участка Крапивенского уезда».
Всего два дня понадобилось земскому начальнику, чтобы вынести резолюцию по данному делу. Вот как он написал чёрными чернилами в левом верхнем углу протокола, цитирую: «Июня, 9 дня, 1899 года. Рассмотрев находящееся дознание и принимая во внимание, что, как известно мне, Эдуард Тилль (муж Анны Тилль) принадлежит к сословию цеховых, а потому находя настоящее дело подсудным волостному суду, постановил: переписку эту передать на рассмотрение в Ясенковский волостной суд. Земский начальник». (Подпись неразборчива - авт.)
В дореволюционной России уголовная ответственность наступала с 10-летнего возраста. Часть 2 ст. 137 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных предусматривала льготный режим реализации уголовной ответственности для несовершеннолетних в возрасте от 10 до 17 лет, совершивших преступления «без разумения». Для них предусматривалась отдача под ответственный надзор по усмотрению суда: или их родителям, или лицам, на попечении которых подростки находятся (причём, изъявивших на то согласие). Если же за преступление предусмотрено тюремное заключение, «несовершеннолетние могут быть обращены в воспитательно-исправительные заведения для несовершеннолетних, где сии заведения устроены».
В архиве не удалось найти сведений о наказании Ани Румянцевой. Хочется надеяться, что Ясенковский волостной суд не стал сурово наказывать девочку, совершившую преступление «без разумения».
Но всё-таки жаль, что в тот момент, когда Анна Карловна застала в своей комнате Аню, в ней победила лифляндская практичность, а не русская душевность. Прими она в отношении Ани иное решение, прости её, и дело повернулось бы совершенно по-другому. И тогда не было бы никакого полицейского расследования и дальнейшего судебного разбирательства.
 И тогда мы, скорее всего, никогда не узнали бы о приехавших в 1899 году в Новую Колпну из далёкой Лифляндии супругов Тилль, о жившей в доме Дудина семье Румянцевых, и о попавшей под следствие десятилетней Анюте. Впрочем, тогда это была бы уже совершенно другая история.
Геннадий МАРКИН,  краевед



Наша справка
Как известно, в Советском Союзе в 60-е годы прошлого века  уголовная ответственность за некоторые тяжкие и особо тяжкие преступления наступала с 14-летнего возраста. Ранее, во времена правления Сталина – суд признавал виновными с 12 лет. 
Согласно Уложению о наказаниях в конце ХIХ-начале ХХ веков уголовная ответственность наступала с 10-летнего возраста. Согласно статье 137, несовершеннолетние в возрасте от 10 до 18 лет, признанные судом как совершившие преступления «без разумения», могли быть отданы «для исправления» на срок, определённый судом, но не более чем до достижения ими 18 лет, в монастыри их вероисповедания.
Статья 138 Уложения о наказаниях предусматривала также замену несовершеннолетним в возрасте от 10 до 14 лет, совершившим преступления «с разумением», следующих наказаний: смертной казни, каторжных работ, лишения гражданских прав, ссылки - на лишение свободы от двух до пяти лет. За менее тяжкие деяния (за которые следовало бы лишение всех прав и заключение в тюрьму) несовершеннолетний, осужденный судом, направлялся в исправительно-воспитательные заведения для несовершеннолетних на срок от одного месяца до одного года. В ст. 138-1 указывала на возможность помещения таких несовершеннолетних в монастыри (аналогично правилам ст. 137-1).

admin
25.03.2015
Записей нет

Добавить комментарий
Ваше имя

Текст комментария

Получите код
Код подтверждения
Добавить

Поиск по сайту









Самые свежие новости города Щекино и Щекинского района читайте в нашей газете "Щекинский вестник" и на нашем сайте vestnikschekino.ru

© 2011-2013 Газета "Щекинский вестник" г. Щекино Тульской области